Под покровом
Святой Богородицы

Знамя Иркутского войскового казачьего общества Герб Иркутского войскового казачьего общества Знамя Иркутского войскового казачьего общества
ВОЙСКОВОЕ КАЗАЧЬЕ ОБЩЕСТВО “ИРКУТСКОЕ КАЗАЧЬЕ ВОЙСКО”

Да хранит Вас Господь!



Слава Богу, что мы
казаки!

Навигация
Партнёры


Духовное окормление Енисейского казачества

Российское Казачество

НациональныйЗакон.рф. Подпишись по важнейшими законопроектами.
 
Главная arrow Новости arrow Русская казачья идея
Русская казачья идея Версия для печати
15.03.2012

Алексей АЧАИР




Свободное слово представляет собой свободную силу, подобную силе магнита, – то отталкивающую, то притягивающую. Словно таит оно в себе некую энергию или подобно стихиям или живым существам проявляет ее.
Слово живое в своем существе не может быть определением отжившего понятия и, тем более, мертвой идеи. Поэтому-то слова «Казак» и «Казачество» и живы до сих пор, и тем более, потому, что они хранят в себе пути и возможности для будущей жизни всей России – колыбели казачества. Интересно отметить, как по-разному произносились эти слова разными людьми и в разное время.

Казаки!» – говорили про себя запорожцы, и это самоопределение звучало торжественной присягой на веру и верность, на доблесть, на волю.
«Козак!» – со страхом и смущением, а иной раз (заочно или, как говорят – за глаза) то с содроганием, то с насмешкой, то с прибавлением разнообразных нелепиц и небылиц, произносили иностранцы это неудобоваримое для них слово.
«Козаки!» – с пожиманием плеч, полуфатовато, полупрезрительно отзывалась об этом «сословии» чванная надрусская спесь.
«Казаки!» – с верой и гордостью звучал призыв Царей и приказ Императоров, и по команде разносилось оно и передавалось до самых убогих и загнанных в глушь станиц, пробивающихся в трудной жизни под защитой только царицы Небесной.
«Казаки!» – в ужасе крича, бежали от них люди, в большинстве своем индифферентные или даже враждебные русской идее. И, наконец: «Казаки!» с прибавлением: «Нагаечники», – шипела революционная чернь.
А рядом, тут же, около, в темный вечер, русская мать, баюкая своего младенца, пела:
– Богатырь ты будешь с виду и Казак душой...
Вы никогда не задумывались над малопонятной, магической силой слова вообще? А задумывались ли когда-нибудь вы над словом «КАЗАК»? Как ни странно, до сих пор ещё (почти четверть века после революции*) как-то в стороне стоят по своей скромности казаки, в то время как в красный угол бывшей Империи уселся, по-хамски развалившись, ничего общего с русской идеей не имеющий «отец народов» – убийца народа русского, обращенного им в батрака коммунистического интернационала. В чем же причина, с одной стороны, скромности казаков, а с другой – сознательного и бессознательного затушевывания их значения, их истории, их быта, их идей – даже, казалось бы, национально-мыслящими людьми?
Происходит ещё и иное: попытка – это уже в другом лагере – подменять идею формой. Казаки, мол, порадуются, а расположенные к ним – обманутся.
Причина скромности казаков проста. Она лежит в их честности, да ещё, пожалуй, в интеллектуальной бедности (это не в укор казакам, моим братьям), и, может быть, в усвоенной ими привычке молчать. А вот причина затушевывания – гораздо глубже и сложнее. Я лично отношу «затемнение» казачьей идеи к ложному об этой идее и вообще о казачестве представлению. Это представление явилось результатом неправильного взгляда на казачество или как на сословие, или как на особый род оружия (иррегулярная кавалерия), или же, как на... особую национальность (противопоставление – русские и казаки, например). Целью моей статьи является попытка доказать, что казаки не являются ни сословием, ни родом оружия, ни отдельной от русской национальностью.
Перейдем к решению вопроса, что же собой представляют понятия «казак», «казаки» и «казачество»? Эти понятия не новые, раз существуют не менее пяти-шести веков! И, однако... Однако до сих пор они все ещё не усвоены, если не русским народом в целом, то русским «обществом» во всяком случае...
Так что же собой представляют казаки? Что казаки могут быть используемы – об этом и говорить нечего, они многократно были использованы. Но они же приносили пользу Государству и по своей собственной инициативе. Их слово, например, бывало неоднократно решающим и в военных штабах, и в соображениях государственных деятелей. И, как это ни парадоксально, казачью форму в целях психического воздействия на противника использовали в войну и большевистские вожди...
Всё это говорит за то, что правильное понимание сущности казачьей идеи может послужить решению вопроса о будущем ВОЗРОЖДЕНИИ РОССИИ.

Причем, как аксиому надо принять следующее положение:
КАЗАЧЬЯ ИДЕЯ – это самобытная, в ее чистом виде русская национальная идея. Вне влияния каких-либо посторонних течений развиваясь, она преодолела все препятствия стихийно и свободно в условиях становления Российской имперской государственности.
Устроение казачьей жизни и быта, казачья экономика и хозяйство, система казачьего управления и самоуправления – любопытнейший, достойный глубокого внимания и подражания пример для всего русского народа и, в частности, для эмиграции, живо интересующейся прогнозами будущего нашей Родины.
Определению казачества не соответствуют узкие понятия о сословии, ибо казачество было и есть ВСЕСОСЛОВНО. В казачестве были свои войсковые старшины, было свое дворянство, свое духовное сословие, мещанство, сословие землепашцев (никогда, кстати, не знавшее крепостного права), и все они в совокупности представляли собой военное братство, прототип вооруженного народа. На сколько веков же была опережена западноевропейская попытка к созданию и воспитанию вооруженного народа в странах Европы?! У казаков все сословия были «по существу», а не по наименованию, начиная от ремесленников и кончая графами и князьями, равно не оставлявшими своего казачьего имени.
Казачество – это не род оружия (иррегулярная кавалерия). Это природное, а не искусственно воспитываемое, воинство всех родов оружия. У казаков были и своя кавалерия, и пехота (пластуны), и артиллерия, и могли быть (и могут быть) свои моторизованные части и авиация.
Казачество – это не национальность, это не отдельный от русского казачий народ, не особый этнос.
ЭТО САМ РУССКИЙ НАРОД в его видимом многообразии и духовном единстве. Когда зарождалось казачество, люди бежали от режима, а не от народа, уходили в казачью сечь, ища воли и приложения своих способностей. Их беспокойный, а проще сказать, вольнолюбивый дух, не уживался с жизнью «в клетке», в условиях принижения и отсутствия возможности проявлять собственную инициативу (заметьте!).

В сечи и в казачьих войсках были представители многих российских национальностей, объединенных в одно целое ВЕРОЙ, ЯЗЫКОМ и ОБЫЧАЯМИ. По существу, казачество представляло и представляет в его идеальном выражении – военно-народное братство или, если хотите – РУССКОЕ ДУХОВНОЕ РЫЦАРСТВО. Рыцарство, да, не пугайтесь этого слова, а прочтите в «Тарасе Бульбе» посвящение новоприбывших в рыцарское казачье достоинство!
– Во Христа веруешь? – и т. д.
– Ну, иди, в какой сам знаешь курень...

Это посвящение не было декорировано, не сопровождалось прикладыванием меча и прочими атрибутами, но это было действительно испытанием веры и верности шедшего в казаки человека.
– А ну, ПЕРЕКРЕСТИСЬ!
И раз человек крестился, значит, он знал, на что посвящает себя и что ожидает его в случае клятвопреступления. Изменник – не казак. Среди казаков предателей быть не может. Тут дело не в лампасах, а – в духе. Казаки являются исконными носителями русской духовно-государственной и национально-народной идеи в ее чистом виде. Отсюда их доброжелательность к соседям, с которыми они соприкасаются по границам, их сознание собственного достоинства, их внутренняя сила. ОТСЮДА же и их органическое отвращение к большевизму (и ко многим «-измам»), к классовой борьбе и к интернациональной, обезличивающей Россию марксистской, коммунистической доктрине.
Казак казаку – брат на вечные времена! А, следовательно, и русский – русскому такой же брат! Брат не ради политической тактики (потом, мол, сочтемся), а по русской совести, по совести православной.
Вот, в сущности, и все о казачьей идее. Так мало? И так просто? Представьте, не в многословии наше спасенье и не в сложности выход из нашего трудного, бездомного положения.
– Вы идеализируете казаков, – может сказать мне кто-нибудь.
– Нет, казаков я не идеализирую, но казачью идею – да. Я даю ее в идеале, ибо, если для нас перестанут быть идеальными понятия о рыцарстве и благородстве, то мы и русскими-то, а тем более православными, называться не имеем права. Я не претендую на непререкаемый авторитет в этом вопросе, но в небольшой статье лишь затрагиваю тему, которая, может быть, найдет отклик у более компетентных в казачьих делах лиц и вызовет вообще интерес у русских и у молодежи в особенности. Быть может, кто и захочет познакомиться или хотя бы соприкоснуться с духом Русского Народа, не исковерканным, не загнанным в клеть, ни большевистскими заплечных дел мастерами, ни невзгодами и трудностями нашей эмигрантской жизни вне Родины.
Это «вне Родины», «на чужих людях», следящих за каждым нашим движением, ешё более обязывает нас быть настоящими и лучшими русскими. И я понимаю так: для того, чтобы быть настоящим и лучшим русским, надо быть, уж если не богатырем с виду, то КАЗАКОМ ДУШОЙ обязательно. В этом наше спасение и залог сохранения нами русскости.



* Статья написана во время II Мировой войны в Харбине. Извлечена Н.А. Слободчиковым из документов Музея русской культуры в Сан-Франциско и в 1994 г. опубликована в N 1 (14) московской общеказачьей газеты «Станица».
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

< Пред.   След. >
 
Подписка на новости!



КОНКУРСЫ
ГРАНТЫ

Ссылки на Войсковые
интернет ресурсы
Патриотический портал города Усть-Илимска

Сайт КОБРа г.Иркутск

Сайт Саянского Казачества
 
История казачества
Copyright © 2010-2015 Войсковое казачье общество
"Иркутское казачье войско"
664027, г.Иркутск, ул. Ленина, 1 а, тел. 24-38-05
E-mail: irkv@irkv.ru